Иван Александрович Жаров: снайпер с чистой душой

Иван Александрович Жаров из тех фронтовиков, которые ушли воевать спустя почти три года со дня начала войны. Было ему чуть больше 17 лет, когда надел он солдатскую шинель. А повидать и пережить ему пришлось не меньше тех солдат, которые призывались в июне 41-го. По складу своей души Иван Александрович добрый и отзывчивый человек. Когда я позвонила и попросила его о встрече, он сразу же согласился. Уже на следующий день после телефонного разговора он пришел в музей, где я с удовольствием слушала его рассказ о фронтовых путях-дорогах. О некоторых событиях Иван Александрович рассказывал с улыбкой, а о других вспоминал так, что сжималось сердце.

 

Родился Иван  Александрович  Жаров в Пермской области Фокинского района в селе Завод Михайловский в 1926 г. Окончил 6классов, и отправили его родители в г. Соликамск учиться в ремесленное училище на слесаря-ин­струментальщика. В 1943 г. вызвали домой на похороны отца, и больше в училище он не вернулся. В ноябре 1943  г. еще с тремя односельчанами он был призван в армию. Сначала попал в окружную полковую снайперскую школу в г. Кунгур. Проучился там 8 месяцев; к осени 44-го перебросили их в Горьковскую область, в г. Кулебяки. После полуторамесячных тренировок вся полковая школа была направлена на 2-й Белорусский фронт, которым командовал маршал Рокоссовский.

 

Ефрейтор Иван Жаров был определен снайпером в 4-ю роту 4-го ба­тальона 584-го полка 199-й дивизии. С сентября 1944 по январь 1945 г. находились они в боевом охранении в районе Белостока. Затем перебросили их ближе к Варшаве, и 14 января 1945 г. началось наступление. Около двух часов длилась артподготовка. Оборону немцев прорвали и с боями начали освобождение Польши. Шли польскими коридорами до самой Восточной Пруссии.

 

С улыбкой Иван Александрович рассказал такой случай: "Послали нас в разведку. Смотрим, человек идет по полю. Присмотрелись - немец. Начали стрелять, он остановился. Взяли его с собой. Впереди было кладбище. Осмотрели его - никого нет. Пришли в село, а там немцев 170 человек. Нас всего семеро. Решили послать сначала пленного. Пошел он к ним, а через некоторое время выбросили немцы белый флаг. Командир наш приказал им становиться в колонну по 4 человека и бросать оружие. Привели эту колонну в свое расположение. За то, что взяли немцев, нас всех наградили. Я получил орден «Славы III степени".

 

А вот другой случай, о котором поведал Иван Александрович, на мой взгляд, говорит о его душевной чистоте. Однажды командир приказал расстрелять ему трех пленных немцев, на что снайпер Жаров ответил: "Вот пойдут в наступление, тогда и буду стрелять, а в пленных стрелять отказываюсь".

 

За спиной ефрейтора Жарова оставались освобожденные города. В боях за Гданьск получил он сильное ранение в голову, руку и грудь. Пополз к окопу, позвал пробегавшего мимо санитара. Тот разрезал ему шинель, перебинтовал и велел идти к повозке. А пехота наша пошла вперед. Очень немногие из батальона остались тогда в живых. Иван Александрович добрался к повозке, куда подошли еще двое раненых. Привезли их в санроту, а потом отправили в госпиталь в г. Торн, затем перевели в госпиталь города Бромберг, где собрали раненых в самолет "Дуглас" и отправили в Гомель в госпиталь N 3343. В этом госпитале и встретил Иван Александрович день Победы. На лечении он находился 9 месяцев, после чего его признали негодным к строевой службе. Но служба для Ивана Жарова закончилась только в январе 1947 г. После госпиталя служил он еще в Гомеле на военной базе, где все было засекречено и замаскировано. Один только проход на базу со спичками грозил трибуналом.

 

Демобилизовавшись, Иван Александрович приехал в г. Кунгур, выу­чился на шофера и сменил снайперскую винтовку на баранку. С тех пор и крутил ее 35 лет. Сначала 15 лет на целине в Кокчетавской области, а с 1975 г. - в Нерюнгри. Начинал работать в третьей автобазе, а затем перешел в первую. С первой автобазы и на пенсию ушел. Четверых детей вместе с женой вырастил Иван Александрович. Один сын в Казахстане, другой - в Свердловской области, две дочери живут в Нерюнгри. У ветерана 10 внуков. Это и есть продолжение светлого и долгого пути нашего фронтовика.

 

Т.Рахматова - старший научный сотрудник Нерюнгринского музея.